Бизнес в «лихие 90-е»: лёгкие деньги и рэкет

1 месяц назад 34

Свобода, появившаяся после гибели СССР, подарила людям множество вариантов заработка. Одни пытались стать бизнесменами, а другие их старательно «прессовали».

 

За всё новое, против всего старого

Эпоха «Перестройки» внесла коррективы в мировоззрение советских людей. То, что раньше было под строгим запретом, друг оказалось разрешённым. Много лет власть работала над создание негативного образа предпринимателя, а затем «одобрила» кооперативы. «Железный занавес» начал подниматься, и сквозь него хлынул поток капиталистических благ. Естественно, что участь «великого и могучего» была предрешена.

Наступили 1990-е, которые впоследствии окрестят «лихими». Ёмкое слово очень хорошо иллюстрирует всё то, что происходили в то время. Вслед за рухнувшим государством, рухнули и привычные представления о ценностях. Рабочие и интеллигенция в одночасье оказались по другую сторону баррикад от «Свободы». Ельцин начал строить новое демократическое государство. А, как известно, когда лес рубят, щепки летят. Вот этими «щепками» и стали целые пласты постсоветского населения. И им пришлось приспосабливаться к новым условиям жизни. Заводы, фабрики и прочие промышленные предприятия начали банкротиться и закрываться, вчерашняя «стабильность» растворилась. Инженеры и рабочие оказались на улице. Педагоги, учёные, как и военные, перестали получать зарплаты, интеллигенция оказалась на пороге нищеты. В таких экстремальных условиях и начался зарождаться новый вид деятельности — коммерческий. Бизнесом занялись все, просто в те времена — это, по сути, был единственный вариант выживания.

 

Челноки. <br>
Челноки. Источник: bigpicture.ru

 

 

Безысходность породила новые профессии, которые в Советском Союзе не существовали. Например, появились челноки — люди, ставшие одной из главных иллюстраций к 1990-м годам. Тогда, в самом начале жизни Российской Федерации, Борис Ельцин разрешил народу торговать. Причём, где угодно и чем угодно. Словно по щелчку пальцев в городах появились пёстрые вещевые рынки. А главными поставщиками шмоток стали как раз челноки. Вчерашние медсёстры и учителя, доктора наук и военные, обратили взор на ранее недоступную заграницу. Быстро стало понятно, что закупать вещи в Китае, Турции, Польше или Греции, а затем их перепродавать на местном рынке — очень выгодное дело.

Огромные клетчатые тюки — один из символов постсоветской эпохи. Челноки привозили джинсы, дублёнки, шубы, пуховики, платья, косметику и даже бытовую технику. И всё это пользовалось колоссальной популярностью, несмотря на высокую цену. Кто-то занимался торговлей в небольшом объёме, просто, чтобы хватало на жизнь. Другие же, особо амбициозные челноки, со временем начали открывать торговые точки и нанимать продавцов.

К концу 1990-х годов челночный бизнес достиг своего апогея. Авиакомпании даже устраивали специальные чартеры для шоп-туров. Но дефолт 1998-го да сильно ударил по бизнесменам. Рубль рухнул и закупать ширпотреб в валюте стало сильно невыгодно.

В «лихие» времена появились и риелторы. Они стали «продуктом» приватизации жилья. «Родились» риелторы ещё при позднем СССР, но тогда их деятельность носила незаконный характер. Ушлые люди за определённую сумму помогали населению обменивать квартиры. А в 1992-м году риелторы стали уже вполне официальными и смогли развернуться по полной программе. Поскольку никаких баз данных не было, а юридические аспекты мало кого интересовали, то предприниматели имели очень солидный доход с одной сделки. Профессия стала популярной быстро. Она не требовала каких-то исключительных знаний или финансовых вложений. Тогда же появились и «чёрные риелторы». Они заводили нужные связи среди нотариусов и милиционеров, что позволяло им «отжимать» жилплощадь у одиноких стариков, алкоголиков и инвалидов.

В 1991 году Олег Газманов выпустил альбом «Эскадрон», куда вошла песня «Путана», написанная пятью годами ранее. И если в конце 1980-х годов она пользовалась какой-либо особой популярностью (хотя её исполнял даже Шуфутинский), то после развала СССР «Путана» заиграла новыми красками. А фундамент успеха заложил фильм «Интердевочка», вышедший в 1990-м году. Древнейшая профессия стала востребованной, поскольку в представлении девушек позволяла охомутать заграничного принца и покинуть отчий дом. Бедность и безработица в провинции способствовали тому, что тысячи и тысячи юных особ отправились в Москву на поиски счастья. А Тверская с «ночными бабочками» быстро стала темой многочисленных анекдотов.

 

Кадр из фильма «Интердевочка».Кадр из фильма «Интердевочка». Источник: pinterest.com

Естественно, добраться до элитной категории путан, к которой и принадлежали героини «Интердевочки», получалось не у всех. И основная масса «оккупировала» ночные клубы и рестораны, развлекая «новых русских». Ну тем, кому особенно не повезло, ничего не оставалось, как стоять вдоль трасс и обслуживать дальнобойщиков с таксистами.

 

Было ваше, стало — наше

Любое занятие, связанное с деньгами, несло многочисленные риски. Что челноки, что путаны оказывались в ситуации, когда доходом приходилось делиться. В постсоветское время за «распределение бюджета» отвечали рэкетиры. Они требовали денег с предпринимателей, предоставляя взамен «крышу». И платить приходилось, поскольку бизнес легко могли «отжать» или же «кинуть» с товаром на большие деньги. А наличие «крыши» гарантировало хотя бы мнимую защищённость.

Рэкетиры появились ещё в советское время вместе с цеховиками. Те занимались незаконной деятельностью, поэтому бандиты быстро сообразили, что их безнаказанно можно «доить». А в 1990-е годы рэкетиры не боялись никого и ничего. Всего лишь за несколько лет многочисленные ОПГ подмяли под себя почти всех предпринимателей в стране, распределив зоны влияний. Ларёк на остановке или крупная фирма — бандитам было неважно, они требовали дань. С теми, кто платить не хотел, поступали показательно жестоко, чтобы у других не возникали сомнения в «серьёзности намерений».

Бандитизм стал привычным явлением, а братки в кожаных куртках такой же яркой иллюстрацией «лихих» годов, что и челноки. Бандиты имели большие деньги и власть, вот только до старости доживали далеко не всегда. Плюс сопротивление им оказывали стражи порядка. И хотя в той войне долгое время перевес был всё же на стороне криминала, многие из бандитов всё-таки были отправлены за решётку.

Рынок в Москве в&nbsp;1992-м году. <br>
Рынок в Москве в 1992-м году. Источник: cont.ws

В виде «бонуса» шёл повсеместный обман. Бизнесмены старались обмануть друг друга и свою «крышу». Бандиты в долгу не оставались. Появлялись и быстро исчезали банки, всевозможные финансовые пирамиды (яркий пример — «МММ» Мавроди), по телевизору всех и вся «лечили» Кашпировский и компания.

А нестабильная политическая обстановка в стране только способствовала процветанию «кидалова» в его самых изощрённых вариациях. И власть ничего не могла с этим поделать. Обман во взаимоотношениях между людьми стал повсеместным. Договоры нарушались, а деньги или товар просто воровали. Обращаться в милицию, чаще всего, не имело никакого смысла, поскольку законодательство не работало.

Негатив подслащался пустым рынком, где за каждый новый товар происходила драка. И вообще, страна в «лихие» годы представляла собой неосвоенную целину идей. А потому, особо предприимчивые граждане могли очень быстро достичь небывалых высот. Правда, упасть оттуда они могли ещё быстрее.

 

Первоисточник