Необычная история: папа изо всех сил пытается полюбить ребенка после того, как жена случайно забеременела

1 неделя назад 20

Потрясающая новость — вы беременны! Это известие может стать счастливейшим в вашей жизни. Но что, если вы никогда по-настоящему не представляли детей в своем будущем? Именно с такой проблемой и столкнулся один мужчина после того, как его жена случайно забеременела. И хотя ему хочется, чтобы его сын был счастлив, он не знает, как полюбить малыша, которого никогда не планировал. «Новоиспечённый» отец опубликовал пост в Reddit, чтобы получить советы и поддержку других людей, возможно, столкнувшихся с такой же проблемой.

«Мы с женой (ей 40; мы женаты 18 лет) были яростными поклонниками чайлдфри (сознательное желание не иметь детей), или, по крайней мере, нам так казалось. Мы даже думали, что сделаем аборт, если жена случайно забеременеет. Какое-то время назад я планировал сделать вазэктомию, но врачи мне отказали ввиду того, что и я, и жена были довольно молоды и без детей. Конечно же, мы предохранялись. Несмотря на все предпринятые меры, жена всё же как-то забеременела. Я предложил аборт, на который она сама первоначально была согласна. Однако жена начала сомневаться в том, правильное ли это решение. В итоге сказала мне, что собирается рожать. И я не виню её, всё-таки вынашивание ребёнка и роды — нечто интимное и естественное для женщин. И я очень люблю свою жену», — пишет мужчина.

«Как выяснилось позже, она просто была создана для материнства и воспитания ребёнка. Но был ли я готов к отцовству? Не очень. Через пару лет я планировал выйти на пенсию. Мы хотели начать путешествовать, так как всю жизнь только и делали, что работали. Я всегда был по уши занят делами, работал по 10-12 часов в день. Но дело даже не в этом. Недавно я осознал то, что на седьмом десятке жизни у меня будет ребёнок-подросток. Честно говоря, одна эта мысль переполняет меня ужасом. Сейчас, когда я смотрю на своего сына, я не чувствую любви — только всепоглощающее чувство ответственности.

Я чувствую себя ужасно, признаваясь в этом, но это совсем не та жизнь, о которой я мечтал, ради которой так много и упорно работал. Нет, я не ненавижу своего ребёнка за то, что он изменил мои планы. Я лишь расставляю точки над «i». Я хочу, чтобы мой сын был счастлив. Но сам я отнюдь не счастлив. Как же сложится наша жизнь теперь?»

Люди в комментариях к его посту разделились на два лагеря. Первый настаивал на том, что у отца все признаки послеродовой депрессии, такой же, как у женщин. «Послеродовая депрессия у мужчин вообще существует? Потому что если бы вы были женщиной, то это легко можно было бы по симптомам определить. С детьми сложно, особенно когда они ещё младенцы. Но это пройдёт. Всё же, лучше было бы обратиться за профессиональной помощью». И действительно, многие люди согласились, что психотерапевт был бы как нельзя кстати в данном случае: «То, что вы переживаете сейчас, — это горе. Вы горюете о потере свободы и построенных планов на жизнь. Обязательно обратитесь к психотерапевту, чтобы решить эту проблему».

Второй же лагерь стоял на том, что мужчина всего лишь говорит правду, и ни о какой послеродовой депрессии речи не идёт. «Некоторые люди просто не созданы для того, чтобы быть родителями. Это очевидно, но широко не обсуждается. Вообще, эта тема — табу в обществе. Некоторые люди никогда не полюбят своих детей. Это не значит, что они плохие — это лишь значит, что им не стоило становиться родителями». Кто-то ещё добавил: «Лично я предпочёл бы, чтобы у меня вообще не было отца, чем такой, который меня не хотел и не любил. Просто очень грустно читать всё это».

Через некоторое время отец снова вышел на связь и добавил к посту следующее: «Прошла всего пара дней, но я уже чувствую себя более стабильно. У меня было достаточно времени, чтобы всё осознать и хорошо обдумать. Оглядываясь назад, я думаю, что писал первый пост в панике и страхе. С тех пор, почитав ваши комментарии, я чувствую себя намного спокойнее. Я знаю, что я не был создан для отцовства. И никогда не хотел быть отцом. Тем не менее, теперь я отец. И ничто не сможет это изменить. Мой сын уже здесь, и он нуждается во мне. Больше, чем я нуждаюсь в своей распланированной жизни на пенсии. Я ему нужен.

Сейчас я понимаю, что сын никак не виноват в моих чувствах — я сам тому виновник. И мне нужно избавиться от них. Я даже попросил жену сходить куда-нибудь на весь день и оставить меня одного с сыном. Я хотел полностью провести день вместе, не завися от рядом сидящей и всегда готовой помочь мамы. Честно сказать, нам обоим — и мне, и сыну — день дался довольно тяжело. Но в какой-то момент я спел ему песенку, и он рассмеялся. Раньше я никогда не мог его рассмешить. В этом нет ничего мистического, но я почувствовал, как искорка зажглась у меня в груди. Появилось чувство, что я хочу испытать это снова».

Первоисточник